Понедельник, 15 августа, 2022

Танковый кулак генерала Брайта: контрудар 1-й и 8-й танковых дивизий Вермахта в районе Золочева

14 июля 1944 г. советские дивизии начали Львовско-Сандомирскую операцию с целью взятия под контроль Западной Украины, разгрома немецких войск группы армий “Северная Украина” и выхода на территорию Польши. Красная Армия не смогла с ходу прорвать оборону врага, а последний уже 15 июля нанес мощный контрудар двумя танковыми дивизиями в районе Золочева, пишет lvivyes.com.ua.

 Перед броском

Чтобы подробно не останавливаться на соотношении сил, участвовавших в боях с обеих сторон, следует сказать, что Красная Армия имела явное численное преимущество над врагом – 1,2 млн. бойцов, более 2000 танков и САУ, 14000 орудий и минометов против 900 тыс. бойцов, более 900 танков и САУ, cвыше 6000 орудий и минометов.

Советские войска возлагали большую надежду на мощную артиллерию и авиацию, которые должны были уничтожить укрепление врага и его боевую технику, расчистить путь пехоте и танкам. Командование 1-го Украинского фронта, армии которого принимали участие в операции, сконцентрировали мощные силы на двух узких участках – Львовском и Рава-Русском направлении.

Немецкие генералы считали, что мощная система укреплений (эшелонированная оборона с несколькими рядами траншей полного профиля) в сочетании с густыми минными полями (десятки тысяч противотанковых и противопехотных мин) и естественными препятствиями (леса, водные артерии, болота) остановят продвижение оппонентов. Затем танки и пехота, при поддержке артиллерии, нанесут контрудары и отбросят противника.

Первый день наступления

14 июля общевойсковые армии 1-го Украинского фронта перешли в наступление после мощной артподготовки. Советским войскам удалось прорвать первые линии обороны ворона, однако дальше тем наступления замедлился. Сказалось то, что в общевойсковых армиях было недостаточное количество танков, да и последние были неравномерно распределены между армиями. Да и враг оказывал немалое сопротивление.

Однако и германское командование просчиталось с определением места главного удара Красной Армии. Немцы надеялись, что враг атакует в районе Бродов и Озерной, а советские дивизии нанесли главный удар у Железцев, в направлении Перемышлян и Золочева, где лесистая местность была препятствием для продвижения бронетехники.

В районе Плугова и Зборова, а также на дороге Сасов – Колтов советская авиация нанесла массированные удары по немецкой технике – цели атаковали 2-й гвардейский и 4-й бомбардировочные, 1-й гвардейский штурмовой авиакорпуса из состава 2-й воздушной армии. Советские пилоты заявили о том, что уничтожили более 60 вражеских танков.

Всего в первый день наступления советские войска продвинулись до 8 км вглубь обороны врага. Чтобы ускорить продвижение общевойсковых армий, командующий 3-й гвардейской танковой армией (3-й гв.ТА) генерал-полковник Павел Рыбалко решил бросить в бой подразделения 9-го механизированного и 7-го гвардейского танковых корпусов. Указанные подразделения были брошены в бой в секторе 60-й армии. Советским войскам удалось сконцентрировать здесь около 20 танков на один километр фронта.

 Недооценка немецких танковых подразделений

Советское руководство прекрасно знало, что на Львовском направлении сосредоточены 1-я (кавалер Рыцарского креста генерал-майор Вернер Маркс) и 8-я танковая (оберста Вернер Фрибе) дивизии из состава III танкового корпуса генерала танковых войск Германа Брайта, который имел огромный боевой опыт приобретенный на Восточном фронте (Кавказ, Харьков, Курск, другие).

В исторической литературе распространена информация, согласно которой обе дивизии имели более 190 танков и САУ – 33 Pz.IV, 37 Pz.V (“Пантер”), 11 САУ в составе 1-й танковой (1-я тд) и 13 Pz. IV, 65 Pz.V, 30 штурмовых орудий в составе 8-й танковой (8-я тд). Однако в реальности картина была несколько иной.

Советская разведка недооценила силы 8 тд, которая со средствами усиления имела более 230 танков и САУ. Дело в том, что дивизии были приданы 1-й танковый батальон 11-го танкового полка 6-й танковой дивизии (76 “Пантер”), 301-й танковый батальон радиоуправления и 506-й батальон тяжелых танков (41 “Тигр”). 8-я тд имела также 52 орудия, 60 минометов, 28 противотанковых орудий.

 После того как 14 июля советские войска прорвали оборону 349-й и 357-й пехотных дивизий Вермахта, а последние понесли тяжелые потери, немецкое командование решили нанести контрудар двумя танковыми дивизиями. Немецким танкистам пришлось совершать марш при условии, что в небе царила советская авиация. 

Передвижение 8-й тд зафиксировала советская авиаразведка и немцы попали под мощные удары (вблизи Сасова). По советским данным, были уничтожены или повреждены до 30 единиц бронетехники. Немецкие генералы отмечали, что оберст Фрибе совершил ошибку, когда желая сэкономить время, приказал своим танкистам передвигаться по шоссе, а не лесными тропами. Поэтому “панцеры” стали отличными мишенями.

Немцы наносят контрудар

Несмотря на немалые потери, 8-я тд сохранила боеспособность и сконцентрировала силы у Плугова. Так, согласно показам пленных из состава дивизии, в районе Казимежувки находилось до 150 танков и САУ, а на участке Кудобинце – Кудиновце – еще более 50 единиц.

15 июля немцы нанесли контрудар – 1-я тд атаковала у Зборова, а 8-я – у Плугова. Основной удар на себя приняли подразделения 38-й армии. В журнале армии указано, что с утра 15 июля в районе Мониловки, Озерной, Кудиновце враг начал наносить контрудары. По данным советской разведки, здесь была сосредоточена пехотная дивизия и до 150 танков. Немцы действовали при поддержке нескольких дивизионов 105-мм и 150-мм орудий, 15 крупнокалиберных минометов.

Под мощные удары попали советские 211-я (подполковник Иван Елин) и 121-я (генерал-майор Иван Ладыгин) стрелковые дивизии из состава 67-го стрелкового корпуса. Если проанализировать документы 121-й дивизии, то в них указано, что части дивизии подверглись атакам еще вечером 14 июля. 10 танков и 5 САУ при поддержке пехоты нанесли удар по правому флангу 705-го стрелкового полка 121-й дивизии (121-я сд). Поскольку из-за натиска немцев отошли к востоку подразделения 211-й дивизии, бойцы 8-й тд Вермахта нанесли удар и в тыл 121-й сд, отрезали 705-й полк, занимавший оборону в Жуковцах.

Одновременно 20 единиц бронетехники при поддержке пехоты из состава 1-й тд атаковали подразделения 705-го и 383-го стрелковых полков (121-я сд) в Мшаной. Советские бойцы утверждали, что немцы использовали снаряды, которые детонировали в воздухе (на расстоянии 3-5 метров от земли), поражая советскую пехоту. Немцы выбили подразделения дивизии из Мшаной, захватили высоту 414. Советские подразделения потеряли до 800 бойцов убитыми и ранеными.

Неизвестно как развивались события дальше, если бы на помощь пехотинцам не пришли артиллеристы 297-го и 51-го легкого артполков. 51-й артполк потерял 11 орудий, подбил два вражеских танка. Немецкая контратака была остановлена.

Советскую пехоту прикрывают танковые подразделения

Приблизительно в 10:00 около 16 немецких танков (вероятно 1-я тд) при поддержке пехоты начали атаку на Богдановку, где находились подразделения 121-й сд. Советские артиллеристы подбили один танк и атаку удалось остановить.

Немцы перенесли основной удар в сектор 211-й сд, в районе уже упомянутой высоты 414. 12 машин 8-й тд атаковали тремя эшелонами (по 4 единицы), отбросили пехоту, раздавили несколько пушек. На помощь пехотинцам пришли танкисты 17-й гвардейской механизированной бригады подполковника Степана Привезенцева.

Авангард бригады – 7 Т-34 (2-я танковая рота), мотострелковая рота, батареи 45-мм и 76-мм пушек организовали засаду, разместив технику в роще. Приблизительно в 10:00 немецкие танки захватили восточные склоны высоты 414 и пытались отрезать действовавшие у высоты советские подразделения. 

Когда немецкие экипажи приблизились к высоте 401, попали во фланговый огонь советских Т-34-76 и Т-34-85. Первые вели огонь бронебойными и подкалиберными, с дистанции 600-700 м, сожгли два Pz.IV и повредили ходовую часть двух тяжелых танков. Т-34-85, стреляя с 1000-1200 метров, сожгли два Pz.IV и один тяжелый танк. Советские танкисты прятали свои машины за складками местности, поэтому не несли потери.

Стоит отметить, что два Pz.IV и “тигр” записал на свой счет экипаж командира 2-й роты, старшего лейтенанта Владимира Дорохина (наводчик – младший лейтенант Хорлашко, заряжающий – младший лейтенант Дмитрий Калинин, механик-водитель – сержант Яков Секирин, радист-пулеметчик – старшина Виталий Обреев).

Фрагмент наградного листа старшего лейтенанта Владимира Дорохина

В 10:40 немецкие войска снова атаковали советскую пехоту западнее высоты 401, однако попали снова под огонь советских танков и оставили на поле боя несколько сожженных машин. Последнюю попытку атаковать высоту 401 немцы предприняли  в 13:15, однако попали под огонь артиллерии и минометов.

В результате боев 15 июля, 2-я танковая рота записала на свой счет 7 сожженных танков и 2 подбитых. В бою один Т-34 получил повреждение, еще два танка подорвались на минах, погибли пять танкистов.

В отражении вражеских атак советским пехотным подразделениям помогли также экипажи тяжелых 152-мм САУ ИСУ-152 из состава 349-го тяжелого самоходно-артиллерийского полка. Снаряды ИСУ-152 позволяли истреблять любой немецкий танк или САУ, главное было попасть в мишень. Самоходчики держали оборону у Мониловки, Жуковцев и высоты 402. Согласно документации полка, 15 вражеских танков и 9 бронетранспортеров были сожжены. Собственные потери полка составляли 6 уничтоженных машин.

Контрудар провалился

15 июля две германские танковые дивизии сумели потеснить подразделения 38-й армии на 2-4 км, захватили ряд населенных пунктов – Мшану, Жуковцы, Мониловку, несколько высот. Во второй половине дня немецкие войска попали под мощные удары советской авиации – вражеские подразделения атаковали 280 бомбардировщиков и 300 штурмовиков! Пилоты совершили 3288 вылетов. Немецкие войска вынуждены были отступить, потеряв большое количество техники.

Во второй половине 15 июля подразделения 121-й дивизии вернули под свой контроль Мшану. 121-я сд в боях 14-15 июля потеряла более 1200 солдат и офицеров убитыми и ранеными, погибли два командира батальонов.

К вечеру 16 июля в строю танковых дивизий Вермахта осталось мало техники – 3 Pz.IV, 5 Pz.V, 15 САУ в составе 1-й тд и 6 Pz.V, 15 САУ в составе 8-й тд. Немецкие генералы переоценили свои возможности, потеряли большое количество ценной техники, но не смогли остановить наступление врага хотя бы на одном направлении.

.